Думаю все же назначить командира танковой бригады. Поэтому мы там и вышли уже к Днепру. Когда в первый день задержались на Проне, Серпилин тоже думал об этом. Главная задача авиаторам на весь сегодняшний день защита плацдармов. Можно дать им начальника сверху, а можно найти внутри. Поработаю пока с командующим артиллерией и прямо отсюда поеду к Кирпичникову. Сосредоточиться на исходных вполне успеют, зачем же спешить с риском для техники. Он расстегнул планшет и показал по карте. Начнем следовать дурному примеру командиров корпусов, тратить резервы раньше, чем собирались, усмехнулся Серпилин. Для своих он привычный, а остальных за собой потянет. Он так и думал, что командующий поедет на правый фланг, где уже зацепились за Днепр. Если б всегда так, война была бы легким делом, только успевай глядеть на часы. Подбросим быстро все, что требуется, сумеем поддержать огнем удержатся, не сумеем спихнут. Но Серпилин вчера не ответил, сказал, что обдумает. Дождь перестал, но утро по-прежнему было серое. Он с вечера знал, что на левом фланге, где наступал корпус Воронина, сильное сопротивление, и знал, что топчемся, но, хотя и поморщился, теперь уже меньше переживал эту задержку. Серпилин позвонил командующему воздушной армией и просил взять плацдарм под защиту штурмовой авиации. Хорошо видная сверху, с шедшей вдоль бывших немецких позиций рокадной дороги, болотистая и широкая, почти в полтора километра, пойма напоминала о том труде, которого стоило преодолеть ее в первый день. Если до середины дня обстановка не внесет поправок, позвоню тебе от Кирпичникова, подтвержу. Но и этот новый командный пункт сегодня предстояло менять, поспешая за продолжавшими наступать войсками. 19 Четвертые сутки наступления Серпилин встретил на новом командном пункте, в лесу, где еще три дня назад был один из наблюдательных пунктов немцев. Раз надеемся на моторы, на скорость пусть танкисты и играют первую скрипку.

Навигация