На примере своего героя он демонстрирует потрясающее свойство человеческой натуры: умение приспособиться (в лучшем, "робинзоновском" смысле слова) к любым обстоятельствам, к любой жизненной ситуации, самой фантастической, самой невероятной - свойство. Они поставили телегу рядом со спящим великаном, у самого его бока. Поначалу эти странные, невероятно маленькие по размеру люди (соответственно столь же миниатюрно и все, что их окружает) встречают Человека Гору (так называют они Гулливера) достаточно приветливо: ему предоставляют жилье, принимаются. С собой он привозит миниатюрных овечек, каковые через несколько лет расплодились настолько, что, как говорит Гулливер, "я надеюсь, что они принесут значительную пользу суконной промышленности" (несомненная "отсылка" Свифта к собственным. Как-никак, а человечки только что гостеприимно накормили его вкусным, сытным обедом, и было бы неблагородно переломать им за это руки и ноги. Когда все было готово, лилипуты принялись за дело. В том подробном, неспешном тоне, с каким Гулливер повествует обо всех нелепостях, несуразностях, с какими он сталкивается, попав в страну Лилипутию, сказывается удивительный, изысканно-потаенный юмор. Там остались его жена и двое детей: сын Джонни и дочь Бет- ти. Вторым странным государством, куда попадает неугомонный Гулливер, оказывается Бробдингнег - государство великанов, где уже Гулливер оказывается своеобразным лилипутом. Еще в школе он тратил почти все деньги, которые присылал ему отец, на морские карты и на книги о чужих странах. Особенно если учесть несоразмерность этого лилипута - и всех тех эпитетов, которые сопровождают его имя. Но скоро человечки опять расхрабрились и снова стали карабкаться вверх по его ногам, рукам и плечам, а самый смелый из них подкрался к лицу Гулливера, потрогал копьем его подбородок и. Последними взошли на помост два стрелка с натянутыми луками в руках. Всякий раз свифтовский герой словно попадает в иную реальность, словно в некое "зазеркалье причем переход этот происходит в считанные дни и часы: реальность и ирреальность расположены совсем рядом, надо только. Гулливер ничего не понял, но на всякий случай кивнул головой и приложил к сердцу свободную руку. Гулливер вышиб дно из одной бочки, вышиб из другой и в несколько глотков осушил обе бочки. Еще более существенные обстоятельства вызвали к жизни "ожесточеннейшую войну которую ведут между собой "две великие империи" - Лилипутия и Блефуску: с какой стороны разбивать яйца - с тупого конца или. Не в первый раз отправлялся Гулливер в море. Они обхватили ту- ловище, обе ноги и обе руки Гулливера крепкими повязками и, зацепив эти повязки крючками, принялись тянуть канаты через блоки. Обвинительный акт, который эти люди организуют, обращает все оказанные Гулливером благодеяния в преступления. Он решил не обращать на них внимание и, одурманенный крепким вином, скоро заснул. Или вот еще образчик свифтовских провидений: "У лилипутов существует обычай, заведенный нынешним императором и его министрами (очень непохожий на то, что практиковалось в прежние времена если в угоду мстительности монарха. На обратном пути он подробно записывал дорожные приключения. Стрелы у человечков были тоненькие и острые, как иголки. Описание "церемониального марша" между ног Гулливера (еще одно "развлечение обряд присяги, которую он приносит на верность государству Лилипутия; её текст, в котором особое внимание обращает на себя первая часть, где. А сам он всего в три пальца ростом. Они нарочно подсыпали в бочки с вином сонного порошка, чтобы усыпить своего огромного гостя. Гулливер поплыл один куда глаза глядят, подгоняемый ветром и прили- вом. Ассоциации - Свифтом явно незапланированные (впрочем, как знать?) - возникают сами собой. Ветер и волны погнали его неизвестно куда. Twitter Google Вход в кабинет Радиоспектакли » Детские. И дело не в аллюзиях - писателем угадан принцип, на котором от века все строилось, строится и строиться будет. А плыть дальше он уже не мог: намокший кафтан и тяжелые, разбухшие башмаки тяну- ли его вниз. Он усердно изучал географию и математику, потому что эти науки больше всего нужны моряку. Корабль ударился об утес и разбился в щепки. Он собрал силы и попытался оторвать от земли левую руку. У себя в каюте он читал книги, взятые из дому, а на берегу приглядывался к тому, как живут дру- гие народы, изучал их язык и обычаи. Минуты две-три никто больше не подходил к Гулливеру. С тех пор как он покинул корабль, во рту у него не было ни крошки.

Навигация